Ислам и наука 1

Почему мигранты из СА упорно «тащат» за собой детей?
Зафар Ф. (узбек, 38 лет, проживает с семьей в Подмосковье):
— Мои дети будут учиться только в русской школе. Я хочу, чтобы мой сын изучал науки, чтобы знал математику, физику, компьютер хорошо знал.
— А что, разве в узбекских школах ребенок не может получить этих знаний?
— Смотря где, но мне хочется, чтобы он учился в европейской школе, без религии, чтобы он знал, что в мире происходит, чтобы больше знал, думать сам научился. А дочь моя, чтобы была обычной девочкой, как у русских, чтоб в школу ходила, чтоб читать любила. Мне нравятся русские женщины, с ними интересно разговаривать, они много знают, иногда больше — чем наши мужчины. Русские — необычные женщины. Мне хочется, чтоб моя дочь тоже была образованной и улыбалась.
— Улыбалась? А что, узбечки мало улыбаются?
— Да нет, мне нравится, что, когда говоришь с русской женщиной, она прямо смотрит тебе в глаза, как мужчина, и ты ее уважаешь. Я хочу, чтоб и мою дочь уважали. Мне это нравится.
— Сам у себя на родине я был трактористом. Но мне всегда нравились образованные люди — инженеры, агрономы. У нас они часто были русскими. Я любил с ними разговаривать. Они мне книги давали читать, рассказывали много. А потом все изменилось, и я решил, пусть мои дети будут похожи на тех русских, с которыми мне приходилось общаться у себя на родине. Хорошие были люди.
Автор этих слов, Зафар Ф., живет в достаточно стесненных условиях, испытывает трудности, но готов терпеть многое, лишь бы его дети остались в России и учились в русской школе.
Почему же мигранты так упорно, невзирая на массу трудностей, везут в Россию с собой детей и пытаются дать им «светское европейское образование», если можно так выразиться?
Попытаемся разобраться в этом вопросе.
На одном азербайджанском чате автор статьи «Почему так мало мусульман — Нобелевских лауреатов?» долго предавался размышлением, почему лауреатами столь престижной премии часто оказываются евреи? Хотя евреи составляют лишь 22% всех лауреатов столь престижной премии. Автор долго «ковырялся» в вопросе, кто из них — чистокровный еврей, кто полукровка, но, в конце концов, каким-то загадочным образом, вдруг неожиданно вспомнил про своих братьев — мусульман и написал следующее:
«А как же насчет мусульман? Они тоже уважали ученость, и во времена Средневековья были, пожалуй, самыми образованными учеными в мире. К сожалению, в течение последующих столетий те же мусульмане отказывались признать, что научные достижения неверных заслуживали должного внимания. В отличие от христианства и, в какой-то степени, иудаизма, ислам не подвергся реформации. Мусульманское общество закостенело. С точки зрения исламской политической корректности, все знания содержатся в Коране, который должен быть зазубрен наизусть, зачастую без четкого понимания классического арабского языка, на котором он написан.
В мусульманском мире религия никогда не была отделена от государства, и ислам с каждым годом продолжает увеличивать своё влияние на население, которое не в состоянии признать, что изучение одного только Корана в ущерб физике, химии и математике — наук, в которых мусульмане когда-то превалировали, — несет им отсталость и бедность. Они ненавидят Запад и завидуют ему за его силу и свободу личности, равно как и Израилю — за то, что эта маленькая страна смогла преобразовать сухую и бесплодную землю и создать на ней цветущее и преуспевающее государство, показав тем самым всему миру, на что способны энергичные, образованные люди. Вместо подражания, стремления повторить успех западных стран и Израиля, мусульмане мечтают, чтобы все остальные опустились на их жалкий нищенский уровень. И они могут вполне преуспеть, наводнив западные страны миллионами стремительно умножающих своё потомство иммигрантов и разрушая демократические государства кровавым террором.
А вот когда мусульмане начнут получать нобелевские премии за научные достижения, — тогда можно будет вздохнуть с облегчением. Но этот день, увы, еще не наступил».
Интересна реакция посетителей сайта на эту статью:
Участник дискуссии: «… у меня была тема про золотой век Ислама, но никто из здешних мусульман ни одним местом не пошевелил, чтобы на ней нормально подискутировать. Была ссылка на статью, в которой была фраза похожая на «у нас много мяса и верблюдов, что еще нужно? ...»
Участник дискуссии: «… проблема в том что мусульманские деятели не приняли революцию в технологии — книгопечатание, они боялись (может быть справедливо), что могут быть допущены ошибки в напечатании Корана. Именно с этого момента началась регрессия, а потом Европа «догнала и перегнала».
Участник дискуссии: «… неверный вывод, вообще-то, разделения на запад и восток ни к чему не приведет, есть материальные знания, и есть духовные знания, это абсолютно разные понятия».
Участник дискуссии: «В силу ряда причин технические науки на мусульманском востоке не поощрялись и закостенели до начала 20 века. Алхимиков считали пособниками шайтана и преследовали, в итоге европейцы ушли в химии и физике вперед. Что двигает и спонсирует технические науки? Промышленность. На востоке предпочитали торговать — безопасней, выгоднее и почетнее. Тоже в медицине и биологии. Знаменитый Ибн Сина препарировал трупы тайком, так как за это полагалась смертная казнь. Сейчас, например, попробуйте открыто заняться исследованиями генов где-то в Саудовской Аравии...»
Участник дискуссии: «Господа, я тоже задумался над этим довольно долго и часто. Во первых, вопрос в том, почему мусульманский мир ждет не дождется, когда из их числа кого то наградят Нобелевской премией? Разве в Саудовской Аравии и в других богатых мусульманских странах нет достаточно богатого человека, чтобы после своей смерти завещать свое состояние для награды за ученые достижения».
Участник дискуссии: «В Средней Азии, например в свое время некоторые «ученые» муллы организовали кампанию против тракторов, считая их изобретением шайтана, за что были репрессированы».
Участник дискуссии: «Да и куда деться миру от таких фундаментальных понятий, как АЛГЕБРА(Аль Джабр), ХИМИЯ, что произошла от АЛХИМИИ(Аль Кимъя), АЛГОРИТМ (латиниз. Аль Хорезми) и мн. др., что само собой подразумевает наличие ученых, с деятельностью которых связаны эти науки и научные термины. Не симпатичен Ислам миру сегодня — это тоже факт. А то что-то хорошее в Исламе увидели бы, кроме террора. Насильно мил не будешь. И не в этом дело».
А теперь несколько слов об Алгебре, Химии и Алгоритмах…
Слово алгебра восходит к Мухаммаду аль-Хорезми, но сам математический аппарат, подразумеваемый под этим термином, существовал с незапамятных времён, им владели ещё жители Месопотамии, задолго до античности, и алгебраические символы известны нам благодаря Диофанту.
Существующая ныне система счисления пришла в Европу через Ближний Восток в раннем Средневековье, и поэтому цифры, которыми мы пользуемся, часто ошибочно именуют арабскими, в то время как сами арабы позаимствовали их — вместе с системой как таковой — в Индии. Ноль, как математическая абстракция и как собственное число, также изобретены индийскими математиками. По крайней мере, в пользу этого свидетельствует тот факт, что концепция «абсолютного ничто» гораздо более свойственна культуре, сформировавшейся под влиянием индуизма и буддизма, и почти не встречается в ранней христианской и тем более мусульманской культуре.
Открытия, сделанные в тот самый «золотой век арабской науки» и известные как «арабские», основываются на античных, главным образом греческих, текстах, и работах, никакого отношения к исламу не имеющих. Труды «арабских» ученых того времени концептуально остаются в рамках античного корпуса знаний и относятся к ранней эпохе арабского завоевания — временам, когда исламизация и арабизация проживавшего в завоёванных странах населения просто технически не могла быть сколько-нибудь значительной и глубокой, и существенная его часть продолжала оставаться не-арабской и не-исламской. Эти мыслители, учёные и авторы — плоть от плоти богатой и разносторонней культуры, существовавшей задолго — за тысячу лет! — до ислама и совершенно не соприкасавшейся с «культурой» полудиких племён, населявших Аравийский полуостров.
После серии завоеваний в Персии, сохранившей связь со своим доисламским наследием, появилось несколько учёных, в то время как среди турок, обратившихся в ислам и полностью в нём растворившихся, не появилось ничего, что можно было бы отнести к понятию «научного прогресса человечества».
При этом вклад средневековых ближневосточных учёных в мировое культурное и научное наследие был сделан не благодаря, а вопреки исламу.
Великий врач Авиценна:
Жестокий и вероломный правитель огромного соседнего государства султан Махмуд Газневи потребовал ученых к себе в столицу, дабы они «обрели почесть присутствия» на собрании у султана. На самом деле многим самостоятельно мыслящим ученым и поэтам каждый день пребывания при дворе султана грозил смертью.
Авиценна и старый врач Масихи отказались ехать к султану и той же ночью бежали через пески Кара-кум. На третий день пути на них налетел ураган. Они заблудились, потеряли пищу и воду. Старый Масихи умер в пустыне. Авиценна похоронил его и сам спасся чудом.
Султан Махмуд Газневи разослал по всем городам описание внешности Авиценны. Любой, кто указал бы местонахождение гениального врача, получил бы награду. Поэтому несколько лет Авиценна скитался, переходил из города в город, кормился лишь врачеванием на постоялых дворах. Ему приходилось называться чужим именем. Скитаясь, Авиценна продолжал напряженно работать и написал более десятка книг.
Иногда он останавливался на год-два у какого-либо мелкого правителя, лечил его семью от всевозможных болезней. Но всюду Авиценну настигала зловещая тень султана, и ему приходилось снова скрываться.
Омара Хайяма, гениального математика и поэта, мусульмане терзали всю жизнь, на его глазах фанатики разорвали в клочья его учителей-интеллектуалов и разгромили его школу, потом самого его угрозами заставили сделать хадж, а умер он в нищете и депрессии, затравленный религией мира и добра. Он был великий математик, и только в свободное время сочинял стихи — рубаи. Его математические труды не сохранились, они были никому не нужны в исламском мире. Слава Аллаху, остались хотя бы его стихи.
Свои блестящие знания, намного опередившие его эпоху, замечательный мыслитель Востока, лишь в малых долях смог изложить в сочинениях и передать ученикам.
Чтобы судить о том, сколь нелегка была вообще участь средневекового ученого, приведем свидетельство самого Омара Хайяма. В предисловии к алгебраическому трактату, написанному еще в молодые годы, Хайям отдает горькую дань памяти погибшим на его глазах светочам мысли от рук религиозных фанатиков при погроме нишапурского медресе, и говорит о почти неизбежной альтернативе, стоящей перед ученым его времени: либо путь нечестного приспособления, либо путь поругания. Слова Омара Хайяма: «Я не мог подобающим образом ни приложить моих стараний к работе подобного рода, ни посвятить ей дополнительных размышлений, так как мне сильно мешали невзгоды общественной жизни. Я был свидетелем гибели людей науки, число которых сведено сейчас к незначительной кучке, настолько же малой, насколько велики их бедствия, на которую суровая судьба возложила большую обязанность посвятить себя в эти тяжелые времена совершенствованию науки и научным исследованиям.
Но большинство тех, которые в настоящее время имеют вид ученых, переодевают ложь в истину, не выходят из границ обмана и бахвальства, заставляя служить знания, которыми они обладают, корыстным и недобрым целям. А если встречается человек, достойный по своим изысканиям истины и любви к справедливости, который стремится отбросить суетность и ложь, оставить хвастовство и обман, — то он делается предметом насмешки и ненависти».
Чтобы сохранить жизнь, Омар Хайям был вынужден совершить хадж, так как столкновения с духовенством приняли столь опасный для ученого характер, что он вынужден был, в уже немолодые годы, совершить долгий и трудный путь паломничества в Мекку. Источники так и пишут: «чтобы сохранить глаза, уши и голову, шейх Омар Хайям предпринял хадж».
Последний период жизни Омара Хайяма был чрезвычайно труден, сопряжен с лишениями и тоской, порожденной духовным одиночеством. К славе Хайяма, как выдающегося математика и астронома прибавилась в эти нишапурские годы крамольная слава вольнодумца и вероотступника. Философские взгляды Хайяма вызывали злобное раздражение ревнителей ислама.
Хайям совершил паломничество в Мекку. Об этом сообщает один из его недружелюбных биографов Ибн Ал-Кифти следующими словами: что он совершил паломничество «… придержав поводья своего языка и пера, из страха, а не из благочестия».
Не так давно кто-то написал в интернете: «Если в исламе был Авиценна — то исламская цивилизация не так уж плоха».
Ног теперь уже, зная печальную судьбу опального ученого, также можно воскликнуть: коммунистическая партия и социализм — это прекрасный государственный строй с удивительной идеологией, просвещающей человечество, ведь они дали человечеству Вавилова, Ландау, Сахарова, Бродского и Мандельштама! Смешно — не правда ли?
Ассирийский ученый и общественный деятель Петер БатБазу (Peter BetBasoo) в своем письме к какой-то «политкорректной» даме восстанавливает историческую справедливость:
ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/69353-%d0%bf%d0%be%d1%87%d0%b5%d0%bc%d1%83-%d0%bc%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%82%d1%8b-%d0%b8%d0%b7-%d1%81%d0%b0-%d1%83%d0%bf%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%be-%c2%ab%d1%82%d0%b0%d1%89%d0%b0%d1%82%c2%bb-%d0%b7%d0%b0-%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%b9-%d0%b4%d0%b5/

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.